Сразу после капитуляции

Японо-китайская война бросала все новые и новые «вязанки хвороста» в «костер» крестьянской войны. Это было на руку вождям и военачальникам повстанческих сил, т. е. коммунистам. Сама история работала на них, и к окончанию антияпонской войны пламя этого «костра» стало мощным пожаром. Сразу после капитуляции Японии ни компартия, ни Гоминьдан не были способны установить свой контроль над всей территорией Китая. Гоминьдан имел в своем распоряжении более крупные, чем у компартии, военные силы, но они были сосредоточены в отдаленных западных провинциях. Лучшие дивизии, подготовленные американцами в Индии и Бирме, находились за пределами Китая. В этих условиях Гоминьдан использовал войска бывшего марионеточного «правительства» Ван Цзинвэя. Чан Кайши принял под свое командование марионеточные войска числом 750 тыс. человек и поручил им охрану городов и коммуникаций, оставляемых японцами. Эти части, малобоеспособные и ненадежные, также получили приказ Чан Кайши не капитулировать перед крестьянскими войсками, основные силы которых — части 8-й и Новой 4-й армий — были рассредоточены по 19 освобожденным районам. Крестьянские войска насчитывали свыше 1 млн. человек в регулярных частях и 2 млн. — в народной милиции. Несмотря на свою численность, они не смогли взять под контроль железные дороги, центры коммуникаций и крупные города, куда были стянуты японские и марионеточные войска. Поэтому, выполняя приказ Чжу Дэ от 13 августа 1945 г. о наступлении, крестьянские войска вынуждены были ограничиться тем, что занимали мелкие и средние города, отдельные участки железных дорог и прилегающую к ним сельскую местность.

Рубрики: История Войн
Вы можете отслеживать ответы на эту запись через RSS 2.0. Комментарии в настоящее время закрыты.

Комментарии закрыты.