Стремление к самостоятельности

Дальше всего этот процесс зашел в Маньчжурии, где место Чжан Цзолиня, убитого в 1928 г. при взрыве поезда японскими спецслужбами, занял его сын и «законный наследник» — Чжан Сюэлян. Самодержавные амбиции многих дуцзюней, боровшихся за полную независимость от Пекина, вполне логично сочетались с призывами и военными акциями «против восстановления монархии», «в поддержку республики». Выступая против планов реставрации монархии, местные властители в генеральских мундирах прежде всего стремились увековечить институт милитаризма, сохранить региональную и провинциальную раздробленность, не допустить создания сильной централизованной власти, способной реально объединить Китай. Более открыто их стремление к самостоятельности проявилось в поддержке выглядевшего весьма «демократически» и «современно» лозунга провинциальной автономии. Как и в периоды царств Уба, Чжаньго и Саньго, личные отношения между дуцзюнями — их союзы, коалиции, борьба, нейтралитет и интриги — были обусловлены стремлением не допустить появления силы, опасной для власти генералов. Иными словами, милитаризм был возможен лишь в раздробленной стране. При появлении преобладающей группировки ее либо дробили (Бэйянская клика после 1916 г. и Гоминьдан после завоевания армиями Северного похода провинций бассейна Янцзы), либо отбрасывали из столицы в провинции (в случае с Аньхуйской кликой в 1920 г. ), либо всячески ослабляли выступлениями враждебных коалиций, направленных то против Чжилийской, то против Фэнтяньской клики.

Рубрики: Факты о Китае
Вы можете отслеживать ответы на эту запись через RSS 2.0. Комментарии в настоящее время закрыты.

Комментарии закрыты.