Армия изображалась милитаристами

Выходцы из армии, т. е. низшие военные чины, штабисты или лица из армейского административного аппарата (цзюньцзо), а также прямые ставленники местных генералов составляли большую часть уездных начальников. Личная преданность тому или иному генералу стала необходимым условием успешной карьеры чиновника. Иными словами, армия врастала в «верхней этаж» видоиз-менявшейся деспотии, который представал как наиболее действенный в сложившихся условиях механизм власти. Не стал китайский милитаризм и политическим представителем какого-либо класса (землевладельцев, буржуазии). Военная элита при всей ее социальной демагогии претендовала на статус «надклассовой» силы, идущий от традиционной монархии и средневековой конфуцианской государственности. Армия изображалась милитаристами как общенациональная универсальная сила, носитель мессианской роли «защитника» всех классов (прежде всего эксплуататорских), но во всех случаях стоящая -«над» ними. Отодвигая на второй план штатских бюрократов, генералы взяли на себя многие функции традиционной «гражданской» монархии, восполняя тем самым тот пласт государственности, который был представлен шэньши и постоянно исчезал по мере сложных социальных сдвигов. До 1912 г. штатские шэньши распоряжались военными-простолюдинами, а после падения монархии генералы «из народа» начали командовать «благо-родными». Многие шэньши стали помощниками генералов, личными секретарями и консультантами при малограмотных или безграмотных милитаристах.

Рубрики: Факты о Китае
Вы можете отслеживать ответы на эту запись через RSS 2.0. Комментарии в настоящее время закрыты.

Комментарии закрыты.